Знакомства

Дорогой друг! Для доступа к сервисам, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.




Главная » Истории знакомств » Во-ва

АвторВо-ва
Zoja
"Есенин"


Я люблю тебя, Вова.

С тех самых пор, как стала осознавать себя и даже, наверное, раньше.
Говорят, что первым словом, которое я произнесла, было «Во-ва» - старательно вытягивая непослушные губы, складывая их в два слога: «Уо-уа».
Мамин брат, старше меня на 12 лет, ты стал для меня сразу всем – отцом, братом, другом, эталоном Мужчины. Ты купал меня и укладывал спать, таскал с собой на стадион и на мальчишеские посиделки во дворе, ничуть не смущаясь. Я так привыкла к твоей тёплой ладони рядом, что отчаянно скучала всякий раз, когда приходилось ждать тебя. Сначала – из школы или с тренировки, терпеливо глядя на стрелочки часов в душной пыльной раздевалке. Потом – в редкие недели отпуска из Рижского авиационного училища.

Самолёт прилетал всегда ночью. Никакими силами меня, 8-летнюю, невозможно было заставить лечь спать. Я приносила табуретку в прихожую и ждала часами. Ты стремительно входил в дом с ночного холода, невозможно красивый, жёсткая синяя форма колола щёку, а смеющиеся чёртики в серых глазах подтверждали: «Я всё ещё люблю тебя, племяшка, я не забыл тебя». Бабушка ворчала: «отвяжись же ты от него, хвостик, дай хоть руки помыть». Ты доставал из дорожного чемоданчика смешные полосатые гетры: «Тебе, заяц», выкладывал на стол пакет рижских вкуснющих сливок к чаю, на кухне текли бесконечные разговоры о курсантском житье-бытье, а я так и засыпала под утро на твоих коленях.

Всю свою жизнь безотчётно я выбирала мужчин, похожих на тебя (привет дедушке Фрейду). Хоть в чём-то. Потому что второго такого найти, наверное, невозможно. Бесшабашного и мудрого, быстрого и невозмутимого, ироничного и серьёзного, дерзкого и расслабленного – разного, но неизменно восхитительного.
Мне было смешно всё, что ты находил смешным, а твои немногочисленные, но стальные принципы безоговорочно записывались мною прямо на подкорку, минуя аналитическую фазу. «Вова так считает».

Однажды мама нашла в моей куртке мятую пачку сигарет – кто-то из мальчишек во дворе положил их на время футбольного матча, да так и забыл. Мама долго и нудно ходила за мной по пятам, объясняя, что курение – смерть на взлёте для юного организма, и не было никакой возможности убедить её, что эта пачка не имеет ко мне никакого отношения.

Появившемуся на пороге Вове тут же была выдана зловещая информация. Тот молча поймал проходившего мимо кота, вытер чёрной шкуркой лужу, выплеснутую из ведра (шла уборка) и невозмутимо произнёс: «Ну… что ты её воспитываешь-то? Захочет курить – всё равно будет». И, уже заходя в комнату, негромко: «А если не дурочка, то не будет».
Всё. Этой единственной фразы хватило, чтобы ни одна сигарета так никогда и не попала ко мне в руки. Ведь Вова, оказывается, посчитал это глупостью!

Ты многому учил меня, специально и исподволь. Я легко перенимала твои привычки, принципы и вкусы. Например, музыкальные. Ведь именно ты открывал для меня когда-то Pink Floyd, Deep Purple, Genesis, Kiss, Black Sabbath, King Krimson, Led Zeppelin, Suzy Quatro…

Одна из аксиом, усвоенных насмерть, заключалась в абсолютном, безграничном доверии к тому, кто рядом. Мужчине, легко и органично берущим в свои руки ответственность.

- Ну. И что ты суетишься-то? Я, конечно, понимаю, что паника – это нормальное женское состояние. Но ты же вроде умница, заяц.
- Вова, не хихикай, а? Я тут не знаю, что делать, а ты...
- Так, стоп. Скажи-ка мне, ты одна сейчас?
- Нет… с тобой.
- Ну вот и расслабься. Поняла?
- Да… Поняла.


Жаль только, что ты не объяснил мне тогда сразу – мужчины встречаются разные. Увы, не все из них похожи на тебя.

Помню, как ты сообщил родителям – моим бабушке и дедушке – о женитьбе. Сказал весело, зайдя домой: «А я женюсь!»
Бабушка схватилась за сердце. Дедушка начал сосредоточенно мерить шагами комнату. Всем было ясно, что твоё решение окончательное и абсолютно не подлежит обсуждению. Факт. Данность.
Замерев, я выглядывала из-за неплотно прикрытой двери в комнату. Гадала про себя: какая она, твоя невеста?
Она должна быть лучшей девушкой в мире. На меньшее я была не согласна категорически. Разумеется, это ведь Вовина невеста!
К счастью, такой она и оказалась. Русоволосая, невысокая, с нежным глубоким голосом и застенчивой улыбкой. Не сговариваясь, мы все сразу стали называть её Леночкой. Хрупкая, деликатная, поразительно ни к чему не приспособленная, она, кажется, так никогда и не узнала, что сколько стоит в этой жизни. При малейшем затруднении поднимала свои огромные голубые глаза: «Вова, что делать?». И не было случая, чтобы вопрос не находил ответа. Всегда.
Даже в самых затруднительных ситуациях – дефолт ли в стране или война в соседней Черногории, на границе с которой они, семья военного лётчика, жили тогда – разве можно было чего-либо бояться рядом с Вовой? Ни разу он не показал даже вида, что на свете существуют неразрешимые проблемы.

Лишь дважды я видела, как ты плакал, Вова.
Вечером того дня, когда произошла та чудовищная авиакатастрофа сразу же после взлёта. А тебе довелось снимать детский трупик с ветвей тополя в лесопосадке у взлётной полосы.

И когда умер дедушка. Мне тогда было 12.
Я поехала к тебе через весь город с этим страшным известием. Никто и не ожидал. На похоронах рано ушедшей из жизни бабушки-сердечницы дед, молчаливый и мужественный человек, выглядел спокойным и сухо-отстранённым. В глазах соседей читалось недоумение. И даже осуждение, спрятанное где-то там в глубине чужих осторожных взглядов.
А через две недели дедушка умер. Не смог пережить. Он, прошедший за свою трудную жизнь очень многое – 4 года войны, плен, концлагерь, побег и проволоку ГУЛАГА в награду за всё. Но потерю своей Тани не перенёс.
И я – я не знала, как сообщить тебе это, Вова. Сказала только: «Поедем к нам, пожалуйста, там дедушка…». И ты быстро, без слов собрался. Всю дорогу мы молчали. Наверное, ты боялся спросить, лишив себя последней слабой надежды. А моё сердце разрывалось от невозможности помочь. И я совсем не знала, как облегчить тебе твою боль, Вова.

Ты зашёл в дом и тут же увидел затянутые полотном зеркала. Гулким камнем ухнуло единственное слово: «Всё». Ты закрыл ладонью глаза и широкими шагами прошёл в кухню. Тебя не было долгих 5 минут. А потом ты вышел, как и прежде, невозмутимый с виду, включившись вскоре в неизбежные похоронные хлопоты. Такой же стальной, каким был дед. И такой же… в общем, такой же.

Какого я люблю. Кто навсегда останется для меня Мужчиной номер один в жизни.

Вот уже и сын твой, Женя, закончил в прошлом году авиаучилище. А Санька, любимица-дочка, вдруг бросила институт и умчалась в Лондон с друзьями – просто пожить, как она выражается. Оставив заодно на маму выпрошенного недавно в подарок щенка ротвейлера. Щенок Леночкой помыкает вовсю, пользуясь её добротой.
Леночка за всех переживает. Пишет письма в Лондон и на Дальний Восток, куда уехал служить Женя. Пару лет назад она захотела вдруг дачу и самозабвенно выращивает теперь на ней цветы. И всё так же лучатся её глаза, когда вечером она встречает своего ненаглядного мужа с работы.

Будь счастлив, Вова.


3 Июн 2009 16:06
 
Рейтинг: 7.68, Голосов: 122.
Оцените статью:   10 - наивысший балл

Главная » Истории знакомств » Во-ва

Время на сайте: 25 Фев 08:50

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:


© 2000-2017 Your-Ideal.com. Администратор